ЖОВТОВОДСЬКИЙ ФУТБОЛ

 

Трагедия на "Эйзеле": 20 лет спустя




Трагедия на "Эйзеле": 20 лет спустя

Увеличить фото...

"То, что случилось сегодня вечером, не станет гибелью Кубка европейских чемпионов, но в любом случае футбол потерпел поражение", - эти слова президент УЕФА Жак Жорж произнес сразу же после окончания финального матча КЕЧ 1985 года у входа в раздевалку туринского "Ювентуса", где в строгой и торжественной обстановке, как заметил один из участников встречи Мишель Платини, итальянскому клубу и был вручен почетный трофей. Какие-либо другие торжества по поводу победы "Юве" отменялись. Заключительный матч юбилейного - тридцатого - турнира за Кубок чемпионов был омрачен кровавой бойней на брюссельском стадионе "Эйзель".

"В поездке от Ливерпуля до Брюсселя под надзором собственных полицейских "бобби", даже во время переправы через Ла-Манш на пароме, всем английским хулиганам был объявлен "сухой закон", - рассказывал на страницах своей книги "Жизнь как матч" Мишель Платини. - Но бельгийцы не сумели организовать должным образом соответственный контроль за двадцатитысячным потоком болельщиков из Англии. Тогда было принято решение свести риск до минимума и выделить трибуну, разделяющую два "враждебных" лагеря в виде буфера.

После полудня у входа на арену стадиона произошло несколько мелких стычек. Группа хулиганов разбила витрину ювелирного магазина и совершила кражу на 10 миллионов бельгийских франков. Ни одного ареста. Бельгийские силы порядка проявляют удивительную сдержанность.

Пока мы готовимся к матчу в раздевалке, трибуна, призванная сыграть роль буфера, заполняется до отказа. Все как обычно, все нормально. За исключением незначительной на первый взгляд детали, кроме бельгийских болельщиков там занимают места и итальянские рабочие-иммигранты. Администрация стадиона "Эйзель" почему-то продала билеты на эту трибуну и болельщикам "Ювентуса". К тому же "красные", которых оказалось слишком много на стадионе (некоторые из них пробирались зайцем, приобретя фальшивые билеты), полезли на буферную трибуну, которая, как известно, была уже занята не только бельгийцами, но и итальянскими работягами, разместившимися в нижней ее части.

Трибуны X, Z и Y стадиона "Эйзель" имеют название "скотный двор", потому что здесь дешевые места, и основная масса болельщиков там не сидит, а стоит. В 19:30, за 45 минут до первого удара по мячу, начинается "убой скота".

События, развернувшиеся на буферной трибуне, целиком выявляют легкомыслие организаторов матча. Болельщики "Ливерпуля спускаются к сетке, разделяющей трибуны. Они легко преодолевают ее, и вот начинаются первые стычки с нашими болельщиками в верхней части трибуны. "Красные" совершают нападение на "черно-белых". Они пускают в ход древки своих флагов и железные острые пруты, которые выломали из решетки. Они ими колют и дубасят тифози, наиболее решительные из которых отвечают ударами кулаков.

Возникает паника. Чтобы противостоять внезапной волне "красных", которая грозно надвигается сверху, итальянские болельщики с трибуны устремляются вниз, в надежде найти спасение у бровки футбольного поля. А там, наверху, истеричные, взвинченные болельщики "Ливерпуля" обрушивают палки на все, что только находится вокруг них. Паника, охватившая тифози, настолько велика, что их спуск к полю превращается в катастрофу.

Благородные идеалы спорта оказались попранными кучкой негодяев, опьяненных пивом и насилием и проливших кровь людей на "Эйзеле". Этот проклятый стадион всегда теперь будет напоминать о смерти.

Пораженный масштабами кровавой драки, отряд бельгийских полицейских всего из двадцати человек, которому было поручено покончить с насилием, допустил серьезную ошибку в оценке происходящего. Силы наведения порядка, считая, что они имеют дело с недисциплинированными болельщиками, стремящимися завладеть футбольным полем, поспешили блокировать все входы и выходы, вместо того чтобы открыть их как можно шире и не препятствовать эвакуации болельщиков с трибун. И вот толпа болельщиков оказывается зажатой между небольшой бетонной стеной и решеткой, которые отделяют трибуну от поля. Первый ряды падают, и их затаптывают напирающие сверху. Вдруг все приходит в движение. Стена разваливается под давлением этого гигантского людского слепого тарана. В тот же момент ломаются решетки и начинают разрывать тела прижатых к ним людей.

Трагедия достигает апогея, но никому на стадионе не приходит в голову, что эта стычка между болельщиками на самом деле уже превратилась в кровавую, не поддающуюся контролю бойню.

Обезумевшие люди, стремясь вырваться из района драки, топчут упавших, тела которых нагромождаются друг на друга. Их десятки. У некоторых оторваны руки или ноги. Остальные толпой нахлынули на решетки, которые несут смерть. В этом скопище людей, охваченных ужасом и безумием, каждый ведет борьбу за выживание, рассыпая удары кулаками и ногами, чтобы вырваться из этого бушующего на трибуне вулкана. За несколько секунд тридцать восемь человек лишились жизни. Футбольный праздник превратился в ужасную бойню. Здесь свирепствует пьяный террор, террор слепой, неорганизованный, который уничтожает все на своем пути".

Сам Мишель Платини вместе с товарищами по команде в эти минуты находился в раздевалке и о реальных масштабах трагедии узнал несколько позже, когда вместе с Бонини, Ширеа и несколькими другими игроками отправился к трибуне с итальянскими болельщиками. Последние готовили ответный удар и призывали футболистов отказаться от проведения матча. В этой ситуации обе команды, представители УЕФА не поддались эмоциям и решили играть. "Это - единственный способ избежать еще больших жертв. Мы отомстили за всех на поле, так как из-за нас, футболистов, наши болельщики приняли смерть", - объяснил Платини.

"УЕФА не отменил матча, так как возникла угроза дальнейших беспорядков при эвакуации зрителей со стадиона, и число жертв могло оказаться намного больше", - говорилось в специальном коммюнике Европейского союза футбольных ассоциаций.

Ответственность за трагедию лежит не только на болельщиках, но и на УЕФА. Ведь именно чиновники этой организации дали добро на провидение матча такого уровня на ветхой и старой арене. «Эйзель» был явно не готов принять финал европейского кубка с точки зрения обеспечения безопасности зрителей. Не готова была и бельгийская полиция. Однако, не смотря на все эти обстоятельства, крайними стали исключительно англичане. Именно они преобладали среди арестованных. Чуть позже, всем английским клубам УЕФА три года не разрешал выступать в еврокубках, а «Ливерпуль» получил пятилетнюю дисквалификацию. Некоторая пристрастность тех, кто вел раследование не вызывает удивления. Ведь среди них преобладали представители Бельгии и УЕФА, что само по себе исключало возможность объективного взгляда на ситуацию. Единственное решение, правильность которого не вызывает сомнений в контексте трагедии – это решение полностью снести адский стадион «Эйзель». Правда, на его месте вскоре выстроили новый и назвали «Король Бодуэн».

Легендарный футболист Мишель Платини, игравший в том матче за «Юве» и забивший единственный гол, до сих пор с ужасом вспоминает о событиях двадцатилетней давности и не желает ни при каких обстоятельствах возвращаться посещать построенную на крови арену: "Я никогда не вернусь туда, хотя всё уже в прошлом, но забыть тот день невозможно".

В марте 2005 года было объявлено, что в Брюсселе скоро будет открыт памятник жертвам трагедии на стадионе "Эйзель", случившейся во время финального матча Кубка Европейских чемпионов между английским «Ливерпулем» и итальянским «Ювентусом».

Монумент будет представлять собой 60-метровую скульптуру в виде солнечных часов. Что этим хотят сказать авторы памятника, не совсем понятно, но проект одобрен муниципалитетом Брюсселя. Его стоимость составит около 200 тысяч евро.



Создан 27 янв 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
счетчик посещений (27.06.2011)